Николай (mongwu) wrote,
Николай
mongwu

Category:

Первый раз в США. Часть 3.

Часть 3-я, из которой вы узнаете, что ваш френд slowowl (он же Николай, он же Nick) иногда может вести себя, как полный идиот.

Спасибо за ваши отзывы! Очень приятно видеть, что пишешь не напрасно, и что читателям интересно.

================================================================
Предыдущие части.
Часть 1.
Часть 2.

================================================================
Я не спеша шел по пустым улицам, с интересом глядя по сторонам. Почему же нет небоскребов? И – еще интереснее – почему нет людей? Где жизнь?
Вспомнилась песня времен пионерского лагеря:
"Горит огнями ночной Бродвей,
Сидит чувиха, сосет коктейль..."

Я не знал еще, что такие пустые улицы по вечерам – обычное явление для центров американских городов. Но я знал, что в Америке есть хорошие районы и плохие районы. Район, в котором я находился, не выглядел плохим, и потому я не волновался.

В Вашингтоне в это время стояла очень приятная сухая осень, слегка прохладная, но совсем не холодная. Какая хорошая погода... И никто не гуляет. А вот и человек!

Человек приблизился, и я увидел, что это – женщина в деловом костюме. Повторив для верности про себя фразу, которую я собирался сказать, я изобразил на лице улыбку и шагнул к женщине.

- Excuse me, could you please tell me…

Реакция первой встреченной мной в Вашингтоне белой американки была совершенно неожиданной. Даже не взглянув на меня, она шарахнулась в сторону, и обогнув меня на приличном расстоянии, полупошла, полупобежала прочь, стуча каблучками.

Позже, прожив в США несколько лет, я вспомнил этот эпизод, поставил себя на ее место, и ее поведение стало для меня абсолютно понятным. Мужчины в том районе не вели себя так, как я. Они работали в офисе, вечером спускались в гараж, садились в машину и уезжали домой. Если бы им понадобилась помощь, они не стали бы выходить на улицу и обращаться к одинокой женщине. Туристам в это время в этом месте тоже было нечего делать. Для нее я был необычным, и потому потенциально опасным явлением.

Но тогда я ничего этого не понимал. Ошеломленный, я стоял и смотрел ей вслед. Наконец, я пошел дальше, надеясь повстречать кого-нибудь более нормального.

Впереди появилась еще одна фигура. Когда она приблизилась, я увидел, что это черный парень, невыразительно одетый и с неопределенным выражением лица. Мне было известно, что в Вашингтоне сильная преступность, в основном за счет черной части населения, и я не был уверен, стоит ли спрашивать его, как добраться до отеля. Но он не выглядел опасным, и, мысленно устыдив себя за предубеждения, я обратился к нему

- Excuse me, could you please tell me…
- Tourist! Вы – турист! – парень остановился и широко улыбнулся. – Я понял по акценту! Откуда вы?
- Из России – ответил я, ожидая услышать "Gorbachev! Perestroika!", так же как от попутчиков в самолете.
Но сообщение о том, откуда я, похоже, не произвело никакого впечатления.
- И куда же вы идете?
- К своему отелю. Он находится в районе Dupont Circle. Не могли бы вы показать мне, в каком это направлении?
- Конечно, я вам помогу! Но знаете что? Ведь здесь совсем рядом Белый Дом! Разве вы не хотели бы на него посмотреть?

Я заколебался. Белый Дом... У меня только два дня в Вашингтоне, и неизвестно, будет ли свободное время. Заманчиво.

- Это было бы интересно...
- Я покажу вам, где это!
Мне стало неловко.
- Зачем? Просто скажите мне, куда идти.
- Ерунда! Я рад помочь тем, кто приезжает в Вашингтон! Мы будем друзьями! Как тебя зовут, my friend? Меня зовут Keyshawn!
- Меня зовут Nick. Извините, как вас зовут?
- Keyshawn! Nick, пойдем! Я покажу тебе, где Белый Дом!

В том, как он предлагал свою помощь, была какая-то неприятная навязчивость. Он вел себя совсем не так, как душевная черная тетка в аэропорту. Я решил, что лучше бы от него отвязаться.

- Кишон, спасибо, но я могу дойти и сам.
- Глупости! Ведь лучше быть с местным, который хорошо знает город, чем искать дорогу самому, разве нет?
Благоразумие подсказывало мне ответ "нет", но нежелание обидеть и безупречность логических доводов, с которыми я столкнулся, заставили меня ответить
- Да.
- Конечно! Пойдем, my friend!

Мы отправились в направлении, противоположном тому, в котором я шел до этого. По дороге я пытался завести разговор о жизни моего нового приятеля, узнать, чем он занимается, но в ответ получал только неопределенные короткие фразы. Зато время от времени Кишон делал странные комментарии по поводу зданий, мимо которых мы проходили.
- Вот это очень красивое здание, старинное. Наверно, ему лет сто.
- Вот это тоже очень хорошее здание. Его недавно покрасили, теперь оно очень красивое.

Впереди показался свет. Еще несколько шагов, и мы вышли к Белому Дому (фотография).
Вот он какой... Место, где живет один из самых могущественных людей на Земле. И кажется таким уязвимым – совершенно открыт. В отличие от Кремля – за теми стенами непонятно, что где находится и кто где живет. Хотя как можно сравнивать?
А ведь впечатляет. Классическая простота. Но есть что-то жутковатое в его одиночестве и освещенности среди этих пустых и темных улиц.

Мои размышления были прерваны голосом Кишона:
- Ник, я надеюсь, что тебе понравилась моя экскурсия.
- Что-что?
- Я провел для тебя экскурсию. С тебя пятнадцать долларов.

Я моментально забыл про Белый Дом и повернулся к Кишону.

- Кишон, что? Повтори, пожалуйста.
- Я провел для тебя экскурсию. Я показал тебе Белый Дом, рассказал о других достопримечательностях. Это стоит пятнадцать долларов.

Мне стало не по себе. И одновременно смешно.

- Кишон, ты помнишь, откуда я?
- Нет, не помню. Какое это имеет значение?
- Я из России. Ты знаешь что-нибудь о России? Знаешь, сколько я получаю в месяц?
- Сколько?
- Три доллара. И ты хочешь взять с меня пятнадцать долларов за свою экскурсию!? Кроме того, я только что прилетел, и узнал, что пропал мой багаж. У меня ничего нет.
Я меня в кармане были 50 долларов моего приятеля, но я не хотел их трогать, если только это не будет абсолютно необходимо. Те, кто жил в России в те времена, поймут меня. К тому же они были одной купюрой.

Кишон недоверчиво посмотрел на меня.

- Три доллара? Никто не получает три доллара в месяц! Тем более белый, который выглядит так, как ты.
- В России люди получают столько, и даже меньше. Ты просто не бывал там.
- Ok... Может быть, у тебя есть десять долларов?
- Нет, я же сказал.
- Пять? Не может быть, чтобы у тебя не было пяти долларов!?
- Кишон, спасибо за экскурсию, но я тебя о ней не просил. Я пойду искать гостиницу. Goodbye.

Я пошел назад.
- Стой!
Кишон опять широко улыбался.
- Мне неловко так тебя оставлять. Я покажу тебе, где твоя гостиница.

Я засомневался. Наверно, ему в самом деле неловко.
- Хорошо, пойдем.

Мы опять зашагали по улицам. Я пытался поддерживать какой-то разговор, но Кишон отвечал только что-то типа: "Сейчас придем к твоей гостинице, my friend". Вокруг по-прежнему были очень прилично выглядящие улицы и здания. Мы повернули на очередную улицу, и я увидел нечто, чего не видел никогда прежде в жизни.

Вся улица была заполнена черными мужчинами. Они стояли, сидели, курили, играли в какие-то игры прямо на асфальте. Откуда-то сбоку доносилась ритмичная музыка с ненормальным количеством низких частот.

Кишон отошел от меня на шаг и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь, -
- Вот этот не хочет платить за экскурсию.

Группа мужчин, которая была к нам ближе всего, зашевелилась. Трое ленивой походкой подошли и встали у меня за спиной и по бокам. Ещё один, с толстой золотой цепью на шее, встал передо мной.

- В чем дело? Кишон старался, он показал тебе наш город, и теперь ты не хочешь платить ему за сервис?

Мне стало по-настоящему страшно. В голове шевельнулась мысль: "Может быть, отдать им 50 долларов?" Но я решил, что лучше будет "не менять легенду".

Я сказал:
- Я час назад прилетел из России. В полете у меня пропал багаж. У меня ничего нет. Когда Кишон встретил меня, я шел пешком в гостиницу. Если бы у меня были деньги, я бы взял такси из аэропорта.

Парень с цепью посмотрел на Кишона. Кишон молчал. Парень с цепью вполголоса сказал несколько слов, из которых я не понял ни одного, хотя они, несомненно, были сказаны на английском языке. Кишон как бы съежился и, не взглянув ни на меня, ни на остальных, ушел куда-то в темноту. Парень с цепью сказал еще несколько непонятных слов, развернулся и пошел. За ним пошли те, кто стоял вокруг меня.

Я осторожно сделал пару шагов назад. Никто не обращал на меня внимания. Я тоже развернулся и, стараясь шагать спокойно и уверенно, пошел прочь. Отойдя от этой улицы на несколько кварталов, я прислонился к стене, вытер со лба пот и закурил. Мне все еще предстояло найти мой "Hotel Palomar".

================================================================

Продолжение следует.

================================================================

Приложение. Наброски альтернативного варианта этой части на случай реставрации СССР, в духе некоторых советских детских книг

Белая приспешница капиталистов шарахается от меня, потому что ей страшен и ненавистен вид советского человека.
Кишон радуется, в первый раз встретив человека из далекой страны, где власть принадлежит трудящимся, и рассказывает мне об угнетенном положении своей семьи и своего народа в капиталистическом обществе. Он показывает мне Белый Дом, и вы вместе смотрим на него, шепча: "Ничего... Так не будет всегда..."
Кишон знакомит меня со своими друзьями, и те устраивают в мою честь праздник, который длится до утра.
Утром проезжающие мимо капиталисты со страхом и ненавистью смотрят на единство советского человека и тех, кого они угнетают.
Tags: american stories, мемуары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →