?

Log in

No account? Create an account
 
 
11 August 2011 @ 07:46 pm
С преступниками обращаются как с жертвами  
Не надоело еще про Англию? На мой взгляд, самое интересное происходит сейчас там. И это не только известные всем события, но еще и то, что англичане говорят после событий.

Статья из Daily Mail в моем переводе (с сокращениями). Рассказывает специалист по работе с неблагополучными подростками.

http://www.dailymail.co.uk/debate/article-2024943/UK-RIOTS-David-Camerons-tough-sentences-Yobs-treated-THEYRE-victims.html




Исходя из своего опыта работы с несовершеннолетними нарушителями закона я могу сказать, что подростки, которые участвовали в беспорядках, скорее всего не понесут никакого наказания. И что хуже всего - они это знают.

Система наказаний для подростков построена так, чтобы они ни в коем случае не оказались за решеткой - в немалой степени оттого, что для них всех там просто нет места.
Даже те из них, которые все же окажутся там, будут проводить время смотря телевизор или играя в видео игры. Один мой коллега работает в месте заключения для подростков и он недавно рассказал мне, что персоналу больше нельзя использовать слово "камеры" - потому что это нарушает права человека. При этом там содержатся те, кто совершил серьезные преступления - изнасилование или тяжкое насилие.

Остальные бунтовщики получат в качестве наказания Программу Интенсивного Наблюдения - после заключения это самое серьезное наказание, которое могут получить молодые нарушители. Цель этой Программы - отвлечь их от криминальной среды и показать им, что для них возможно другое будущее.
Они будут проводить "срок", к которому их приговорят, в обществе работников по делам молодежи - которые получают от государства зарплату. С этими работниками они будут ходить в спортклубы, центры развлечений и даже на курсы диск-жокеев. Мы уже знаем о группе нарушителей (один из которых совершил ограбление с примерением холодного оружия, другой ограбил пенсионера - прим.пер.), которых повезли в Alton Towers (большой парк развлечений в Англии). Этим подросткам оплатят обед и купят билеты на автобус, чтобы они могли понести свое "наказание".

В программе также есть общественные работы, но часто эти работы не организованы. Они заменяются футболом, теннисом и боксом.

Однажды мы привезли десять нарушителей в центр скалолазания. Каждый из них отбывал "наказание" за кражу со взломом - в общем-то, мы помогали им совершенствовать умение залезать в дома.
В другой раз мы отвезли группу подростков в молодежный клуб с музыкальной студией. Они провели утро слушая хип-хоп и изображая гангста-рэпперов. Когда им было скучно, они развлекались игрой в бильярд или грубили персоналу.
Перед обедом каждый из заказал себе еду из меню из ближайшего заведения. Когда еда прибыла - один из нас доставил ее, как будто он был их слугой - они набросились на еду как дикие волки, без малейших церемоний, громко ругаясь, если с заказом было что-то не то.
После этого они провели остаток дня, играя в видеоигры.

Я не выступаю за чрезмерные наказания, особенно для молодых нарушителей, которые часто растут в неблагополучных семьях. Но нынешний сверхмягкий подход - это кошмар. Подростки видят, что бояться им нечего. Им не приходится платить за совершенные преступления. Вместо этого их вознаграждают.

Однажды я сопровождал 16-летнего безработного подростка-преступника на такси от его дома до центра социальных пособий - хотя он жил в десяти минутах ходьбы от центра. Он был из большой семьи цыган из Албании, которые приехали в Британию искать убежища, но каждый из них совершил преступления, среди которых были кражи со взломом и грабежи.
Несмотря на нарушения закона этим подростком - а на самом деле благодаря им - работник центра постарался обеспечить для него как можно больше пособий.
Логика за всем этим, как мне было объяснено, заключалась в том, что причиной его преступлений была бедность. Как сказал работник центра: "Нам нужно устранить причины его криминального поведения и обеспечить все возможные пособия для него, его подруги и будушего ребенка." (Его девушка была беременной)
По одежде на подростке можно было заключить, что от преступлений он уже получил так много, что ему даже и не нужны никакие пособия.

Удивительно ли, что среди молодых преступников так много рецидивистов? Они уже прошли через эту систему. Они знают, что последствий не будет.
Они могут делать что угодно, что бы там ни говорил Дэвид Камерон. И поэтому они будут бунтовать и грабить опять.
 
 
 
Виталий Чихаринchva on August 12th, 2011 07:22 am (UTC)
- Подумай, Горди, что будет с тобой, с твоими историями, которые
никто из нас не понимает, если ты вместе с нами пойдешь в этот идиотский
производственный класс лишь потому, что не хочешь разбивать компанию. Ты
станешь таким же болваном, как мы, будешь кидаться ластиками на уроках,
красть по мелочам из магазинов, у тебя появятся приводы в полицию. А когда
немного подрастешь, то будешь вместе с нами угонять тачки, чтобы катать
девиц по сельским кабакам, потом трахнешь одну из них, она обвинит тебя в
изнасиловании, и ты на долгие годы загремишь в исправительную колонию, а
дальше все покатится как по наезженным рельсам. И ты уже не напишешь
н_и_ч_е_г_о_ - ни эту историю про пожирателей пирогов, ни какую-либо
другую. Ты станешь просто одним из многих дураков, у которых вместо мозгов
- дерьмо.
Представляете, все это мне выложил двенадцатилетний мальчишка! Но
когда Крис Чамберс это говорил, лицо у него было такое - словно у
умудренного жизнью старика, познавшего все на свете... Тон его был
совершенно спокойным, даже каким-то бесцветным, но именно он вселил в меня
настоящий ужас.

...

- Крис... А почему бы и тебе не попробовать поступить в гуманитарный
класс? С мозгами у тебя, по-моему, все в порядке.
- Так ведь все уже решено, дурашка! Такие вещи учителя решают в своем
кругу, не спрашивая нас. Для них главный критерий - это поведение, ну и,
конечно, репутация семьи. Не дай Бог, какой-нибудь хулиган испортит
примерных деток! И тем не менее, я все же попытаюсь. Не знаю, получится
ли, но попробовать стоит. Я, видишь ли, мечтаю поступить в колледж и
убраться из Касл-рока к чертям собачьим, чтобы никогда больше не видеть
моего любимого папочку и дорогих брательников. Хочу уехать туда, где меня
никто не знает, где ко мне не станут относиться как к прокаженному с
рождения. Удастся ли мне это? Не знаю, но буду стараться.
- А почему же не удастся?
- Из-за людей. Вот так всегда: из кожи лезешь вон, стараясь выплыть
на поверхность, но всегда найдутся такие, кто тебя утопит.
- О ком ты?
Наверное, подумал я, он говорит об учителях, о взрослых сволочах
вроде этой мисс Саймонс, которой вдруг понадобилась новая юбка, или о
своем братце "Глазном Яблоке" и его друзьях-приятелях "Тузе", Билли и
Чарли, а может, и о своих стариках...
Однако он не их имел в виду.
- Я, Горди, говорю о своих же товарищах, о наших с тобой корешах. -
Он показал на Тедди и Верна, дожидавшихся нас в отдалении. Они громко
хохотали над чем-то своим, при этом Верн чуть не лопался от смеха. - Ты
удивлен? Между тем, это чистая правда. Именно друзья хватают меня за ноги,
не давая выплыть. Спасти же их уже нельзя, можно только вместе с ними
пойти ко дну. Ты тоже пойдешь с ними ко дну, Горди, если не стряхнешь с
себя этот груз.