Николай (mongwu) wrote,
Николай
mongwu

Categories:

Таможенник, женщина и "иностранец"

В начале 90-х годов была в Ленинграде-Петербурге (как раз где-то в то время и произошло переименование города) плавучая гостиница "Олимпия". Приплыла она, кажется, из Швеции и стояла на причале у Морского Вокзала. Селились в ней почти преимущественно иностранцы. Моя жена работала там инструктором в фитнесс-центре и благодаря этому я мог свободно посещать гостиничную сауну.

Приехав туда как-то раз и отворив дверь сауны, я увидел, что в ней уже находились мужчина среднего возраста и молодая женщина (сауна была для обоих полов, по правилам в ней нужно было находиться в купальных костюмах). Привычно сказав "хелло" и получив в ответ что-то неопределенное, я устроился на полке и закрыл глаза.
Через минуту я осознал, что расслабиться не получится. Мужчина и женщина непрерывно разговаривали. И ладно бы на иностранном языке - тогда их разговор легче бы воспринимался как фон. Но они говорили на русском. И что говорили!

- Хе-хе-хе... Видите, Наденька, как хорошо быть знакомой с начальником таможни Морского Вокзала... Запросто можно в такую гостиницу для иностранцев приходить. Они тут живут, и, между прочим, большие денежки платят, а вы со мной бесплатно... Вы, Наденька, меня держитесь. Я со многими полезными людьми знаком.

- Павел Лексеич, неловко, а вдруг он понимает?

- Да как же он понимает? Тут только иностранцы могут быть. Сейчас мы у него спросим. Эй... их бин..., господин?

Я открыл глаза. Павел Лексеич (как заметил бы Ходжа Насреддин, "лицо, не отмеченное печатью добродетели и честности") и Наденька ("неужели я в самом деле здесь нахожусь!? Как здесь необычно и интересно!") вопросительно смотрели на меня.

Мне вспомнилась сцена встречи с иностранцем из бессмертной книги русского писателя, и я, даже как-то против своей воли, нехотя сказал:

- Не понимай... Русский говорить...

- Видите, Наденька!! Они не понимают! А вот сейчас я у него спрошу по-ихнему, откуда он.

- Павел Лексеич, а вы можете по-иностранному!??

Павел Лексеич снисходительно-покровительственно промолвил:
- Наденька, я ведь начальник таможни, не кто-нибудь... Эээ... их бин... - ю ху? Фром вэа?

Я сделал усилие, чтобы сохранить серьезное выражение лица.
- Дойче... Кёнигсберг...

В голове взорвалась мысль: "Кёнигсберг!! Ну ты и дурак! Не мог другой немецкий город вспомнить!"
Но Павел Лексеич и Наденька не обратили на мое место жительства никакого внимания.

- Видите, Наденька - немец он. Их тут много. Рожа немецкая... вражина.

- Павел Лексеич!!

- Наденька, да не волнуйтесь. Не понимает он ни хрена. Мы с вами о чем угодно можем говорить.

И Павел Лексеич действительно начал говорить о чем угодно. Казалось, что присутствие иностранца, который ничего не понимает, вдохновляло его.

- Наденька, а мы потом поедем ведь ко мне...

- Павел Лексеич... а зачем?

- Видео посмотрим... у меня есть фильм... "Челюсти"! Бутылочку амаретто откроем... (я подумал про себя: "Такие Павел Лексеичи обязательно скажут "бутылочку", не "бутылку"). Закусочка у меня есть разная...

- А... тогда можно.

- Наденька, у меня все можно. У меня диванчики там очень мягкие... хе-хе-хе. Если захотите остаться, так это пожалуйста. Зачем вам к себе в общежитие поздно ехать...

- Павел Лексеич, зачем вы так?

- Затем, Наденька, что нравитесь вы мне. Сразу очень понравились. И сейчас смотрю на вас и думаю - какая красивая должна быть под купальником...

- Павел Лексеич, он ведь слышит!!

- Слышит, но не понимает ведь! Видите, как хорошо здесь? Чисто, культурно, и говорить можно о чем угодно. Я вам еще и не такие места покажу... Мне только надо знать, что вы на мои чувства отвечаете...

- А какие еще места вы мне покажете?

Тут я почувствовал, что больше не выдержу, поднялся, и обронив "ауф фидерзеен" (и опять получив в ответ что-то неопределенное), вышел из сауны.

Дорогой читатель! Хотелось бы закончить эту историю как-нибудь эффектно. Например, Павел Лексеич и Наденька выходят из сауны. Тут входит моя жена и обращается ко мне по-русски, а я машинально отвечаю. Наденька и Павел Лексеич смотрят на меня большими глазами, Наденька кричит: "Эх, Павел Лексеич!!" и в слезах убегает. А Павел Лексеич с криками "Наденька! Наденька!" бежит за ней.
Но ничего такого не было. И ни Павла Лексеича, ни Наденьку я больше не видел.

А закончить я хочу простой и полезной мыслью -

Никогда не думайте, что окружащие не говорят на вашем языке и не понимают вас.
Tags: мемуары, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →