Николай (mongwu) wrote,
Николай
mongwu

Category:

Переименования, названия и колбаса

1. Когда я узнал, что милицию в России хотят переименовать в полицию, вспомнил высказывание Гарри Каспарова по поводу предлагаемого переименования Ленинграда в Санкт-Петербург: "Колбасы в Ленинграде не будет. Колбаса будет только в Санкт-Петербурге". Было это в какой-то газете тех времен, самого начала 90-х.
Сейчас ясно, что Гарри ошибался и колбаса была бы и в Ленинграде. Экономику не волнуют названия.

Вообще, колбаса в те времена была каким-то символом.
Электрички были "колбасные". "Колбасные" эмигранты - к которым и я сам отношусь. Еще помню из газет того же времени: "Американцы неактивно голосуют, потому что знают, что колбаса будет в магазинах на следующий день вне зависимости от результата голосования."
В этом, между прочим, отражалось еще и сознание уставших от отсутствия продуктов в магазинах людей. Если люди и голосуют, то только для того, чтобы колбаса в магазинах была.
Я тоже где-то так думал. Помню собственные мысли, когда видел по телевизору ликующих после выборов людей где-нибудь в Германии: "Что они так радуются? Жизнь, что ли, существенно изменится?"
Да, другие были времена, другое сознание...




2. Еще о названиях. Journal по-английски - это в первую очередь дневник. "Журнал" на английском - "magazine".
Journal - "журнал" - это один из классических "ложных друзей переводчика".
Так вот - известно ведь, что англоязычные LJ-исты в большинстве своем в самом деле ведут дневники - "вчера я ездил в ...", "приезжали Том и Джерри..."
А русскоязычные ЖЖ-исты - нет. У них журналы. Информация, размышления, перепечатки из других изданий. Тиражи :)
Не связано ли это разное отношение с разными значениями слова journal и, соответственно, разными пониманиями его назначения?
Ведь где слово, там и дело.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments